psv4Российские кадеты были активными участниками того процесса, в результате которого, с благословения Русской Православной Церкви Заграницей и при ее окормлении, возникла своеобразная Зарубежная Русь, которая дала миру много замечательных ученых, инженеров, людей творческих профессий. Все они и все мы с гордостью несли русское имя вдали от Родины.

Объединения воспитанников Российских кадетских корпусов в Югославии появляются вскоре после первых двух выпусков из них.

В 1923 году пять кадет II выпуска Русского кадетского корпуса перебрались в Бельгию. На их счастье, им удалось найти покровительство организации «LAide Beige aux Pusses«, основанной кардиналом Мерсье, и они оказались ее стипендиатами в бельгийских университетах — на полном содержании.

В 1924 году, когда репутация кадет Русского корпуса в Югославии была уже заложена этими пионерами, кардинал, в ответ на просьбу директора корпуса генерала Адамовича, предоставил ему лично еще три стипендии, которые и были замещены кадетами IV выпуска. Мало-помалу в Бельгии, при Лувенском университете, образовалась община в составе двадцати кадет Русского корпуса.

Обложив себя денежным взносом, собирая средства от ежегодно устраиваемого кадетского бала, члены кадетской общины учредили свою собственную стипендию и предоставили замещение ее тоже личному усмотрению корпусного директора.

Кончина кардинала не прервала организованную им помощь русским студентам и не лишила Русский корпус покровительства епископа Малиновского, преемника Мерсье. Благодаря этому к середине 1925 года в Бельгии собралось столько кадет Русского корпуса, что стало возможным легально учредить кадетское Объединение. Выработанный Объединением Устав был прислан на утверждение генералу Адамовичу. Уставом предусматривалось возможность открытия отделений Объединения в других странах. 25 ноября 1925 года директор Русского корпуса утвердил этот учредительный документ. Менее чем через год он же подписал Положение о корпусном знаке — как еще одном стимуле укрепления связей между вышедшими из Корпуса кадетами.

Тогда же директором генералом Адамовичем, по примеру Великого Князя Константина Константиновича, были составлены и распространены среди кадет, как уже вышедших из корпуса, так и воспитывающихся в нем, 67 заветов.

В конце 20-х годов наметилось слияние корпусных кадетских Объединений в одно — Общекадетское. В частности, в Югославии горячим поборником этой идеи стал кадет 2-го Московского Императора Николая 1 кадетского корпуса, кавалер боевых орденов и Георгиевского оружия полковник Приходкин Борис Дмитриевич, в будущем — один из организаторов Кадетского Корпуса-лицея во Франции и первый его офицер-воспитатель. Говорят, именно ему принадлежит вывод четкой формулы кадетского единства — «Погоны разные, а душа одна».

В тяжелых условиях беженской жизни он никогда не терял бодрого духа и заряжал им кадет различных корпусов, которые общались с ним. Кроме того, полковник по крупицам собирал все, что касалось истории военно-учебных заведений Императорской России и, в конце концов, уже в Париже, создал прекрасный музей «Родной Корпус». Поэт, военный писатель, написавший трилогию «Кадет. Юнкер. Офицер», он в конце своей жизни с великой любовью редактировал и издавал рукописный журнал «Кадеты» — предтечу кадетский журналов «Военная быль» и «Кадетская перекличка». Борис Дмитриевич был избран почетным членом почти всех корпусных кадетских Объединений.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *